Молдавская власть не боится

Молдавская власть не боится

Давненько я не брал в руки шашек. И, видимо — в последний раз на эту тему.

Относительно протестов. Протесты сотрясали нашу многострадальную Молдову все последние шесть лет. Их было много, этих протесто. И тех, что организовывал Комитет то национальному спасению во главе с Юрием Рошкой. И тех, многочисленных и массовых, что организовывали коммунисты. И жарким маем, и в зимнюю стужу. Люди ходили, верили, надеялись, что вот-вот – и жизнь наладится. Можно будет жить, работать, радоваться, а не прозябать.

Становилось ли легче жить после этих протестов? Прислушивалась ли власть к голосу народа? Пыталась ли она облегчить то непосильно бремя страданий, которое взвалила на него? Нет. Не становилось, не прислушивалась и не пыталась. Напротив — каждый раз после этих протестов реакционная политика власти становилась только сильней и жестче, а жить становилось все тяжелее и беспросветнее.

И только трижды за все это время власть боялась народного волеизъявления. Первый раз 16 марта 2012-го, когда в нарушение всех сроков и норм был избран т.н. президент страны. О, тогда депутаты правящего альянса действительно боялись, что народ под руководством ПКРМ войдет в парламент и помешает этому постыдному балагану. Места в самолетах себе уже бронировали, между прочим. Но седовласый вождь предпочел прогулять народ по площади, помахать флагами – и дать разойтись с миром.

А власть лишь еще злее мстила народу за испытанный тогда страх.

Второй раз власть боялась 23 ноября 2013-го. Когда десятки тысяч людей, прорывая полицейские кордоны, приехали в Кишинев, чтобы участвовать в последнем, завершающем этапе бархатной революции. Были уверены, что будут стоять до конца, до Победы. А им предложили спеть День Победы и разойтись.

А власть после этого быстро оправилась и стала лишь сильнее мстить за испытанный страх.

Если честно, то тогда, 23-го, я, придя домой, откровенно плакала. От глубинного разочарования, от отчаяния, а больше всего от стыда – стыда за то, что я, взрослый, умудренный жизнью человек, наивно поверила в то, что в нашей стране возможны хоть какие-то перемены к лучшему.

С тех пор я не верю никому и на митинги не хожу.

Третий раз власть боялась 20 января 2016 года, когда бежала от своего народа через подземный ход.

Но теперь она оправилась, успокоилась, и будет еще злее и сильнее мстить за испытанный страх.

И когда я вижу, как тысячи людей – измученных, плохо одетых, полуголодных, усталых — снова, в последней, отчаянной надежде, доведенные до предела, выходят и выходят в мороз на протесты, а власть не только не боится, а откровенно посылает их куда подальше, я задаюсь вопросом: понимают ли лидеры объединенной оппозиции, что если в воскресенье они скажут поверившим им людям – Ну а теперь расходитесь, и мы будем протестовать каждое воскресенье в течение ближайших трех лет, то это будет уже все, финиш, финал и полный, окончательный конец?! Что после этого эти люди уже не поверят никому и никогда? Что после этого — только беспросветный мрак, хаос, тлен и мерзость запустения?

Хочется верить, что понимают.

25.01.2016 11:04

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!